Оперативно-поисковое управление ФСБ

Оперативно-поисковое управление ФСБ

Самым большим мифом российских спецслужб является наружное наблюдение. Граждане обычно называют это «наружкой» или «топтунами». Что касается чекистов, то они именуют «Николай Николаевичем» или «семеркой». Последнее связано с седьмым управлением КГБ СССР, как раз и организующем слежку. О том, как ей занимались раньше, написано уже много. Что касается данного процесса, происходящего в настоящее время, то и это представляет интерес. К сожалению, в большинстве случаев всякие описания, в том числе и в фильмах, — это в большей степени домыслы. Но есть и рассказы тех, кто, в самом деле, был профессиональном в такой работе.

Относительно недавно увидела свет небольшая книга «КГБ. Байки с Лубянки». Написал ее Александр Михайлов. Это генерал ФСБ, бывший начальник центра общественных связей Федеральной службы безопасности.

Эпизоды из книги

В одном из эпизодов он рассказывает, как велась «наружка» за агентом иностранной спецслужбы, работавшем под дипломатическим прикрытием. Разведчик он был опытный, знал, когда за ним следят. Передвигался по Москве на автомобиле «Мерседес». Уходил от «хвоста», нарушая правила дорожного движения. Излюбленным приемом у него было – свернуть под арку у тридцатого дома по Скатерному переулку. После этого оперативникам приходилось прекращать преследование, так как они раскрывали себя.

Пытались перекрыть дорогу под арку, укрепив там знак, запрещающий въезд. Но агент не обращал на него внимания. Тогда пошли на хитрость. Ночью оперативники «наружки» на том въезде вкопали бетонный столбик. Днем агент опять, уходя от «наружки», на полной скорости под арку свернул. Машина буквально оделась на столбик.

Вспоминает генерал и эпизод с диссидентами. Поступила информация, что их группа намерена демонстрацию устроить. В группе восемь человек. «Наружку» установили за всеми. С семью проблем не было, а восьмая постоянно стремилась от «хвоста» уйти. Наверно, спортом занималась. Случалось, что с поезда на поезд буквально перепрыгивала. Оперативникам работать сложно было. Они все в солидном возрасте были. Пришлось команду из молодежи набирать. Впрочем, и они к концу дня выдыхались. Хорошо, что в группе женщина была, по спортивной подготовке преследуемой не уступающая. Она не отставала. Но в какой-то момент не выдержала, остановила диссидентку, на ухо ей какой-то предупреждение сделала.

Вообще-то, зря, наверное, Александр Михайлов рассказал о таких случаях в своей книге. Все-таки, не хорошо, когда оперативник угрожает «объекту наблюдения» или на пути агента, работающего под дипломатическим прикрытием, бетонные столбы закапывают. Ведь у читающих может сложиться далеко не лестное мнение и о сегодняшних сотрудниках ФСБ – наследнице КГБ. Поэтому далее просто информация, которую можно назвать нейтральной.

Трудное ожидание

В издании «Грани.ру» было опубликовано интервью корреспондента с отставником службы безопасности, бывшим сотрудником седьмого управления КГБ, в настоящее время — оперативно-поисковое управление (ОПУ) Федеральной службы безопасности. Рассказывая об особенностях работы «наружки», он уточнил, что самым трудным всегда является ожидание.

По его словам во время движения объекту удается «оторваться» редко. Чаще оперативники пропускают его выход. Чтоб не задремать, особенно во время сумерек, да еще осенью или зимой, некоторые пользуются какими-нибудь таблетками, другие за счет лимонника внимание концентрируют.

Во время преследования автомобиля обычно используются минимум пять машин с оперативниками. Водители каждой досконально знают определенные квадраты города, так что уйти от преследования трудно. К тому же, когда автомобили меняются, труднее заметить слежку. К тому же всегда предусмотрены сменные госномера.

Однако при движении, в том числе, когда ведется «наружка», возникает у оперативников опасность привлечь к себе внимание со стороны автоинспектора. Для того, чтобы это предотвратить, всегда существовала «отсечка». Все автомобили оборудованы специальной клавишей. При ее нажатии одновременно начинают мигать фара, габаритный огонь и сигнал поворота на левой стороне машины.

Как рассказал бывший сотрудник седьмого отдела КГБ, самыми популярными автомобилями у спецслужбы была 24-я «Волга», точнее, «изделие 2424». От обычной машины она отличалась мощным восьмицилиндровым двигателем, двумя топливными баками и еще некоторыми мелочами. Использовались и автомобили ВАЗ. Чаще всего – «пятерки» с двигателем 1,8, двумя бензобаками и прочими изменениями. А еще были машины с роторными двигателями. Правда, моторесурс у них был небольшой, зато разгоняться такие машины могли до такой скорости, что и спортивному автомобилю не всегда под силу.

Рассказывая о современной «наружке», собеседник корреспондента уточнил, что заметить ее теперь почти невозможно. Самое простое и надежное – радиоактивная метка. К тому же парк машин отличается разнообразием. А еще почерк «наружек» различных ведомств раньше всегда имел отличия. Теперь почти невозможно определить, кто на «хвосте».

Проколы

Впрочем, «проколы» случаются и в настоящее время. Такое случается в МВД. Они стремятся делать все самостоятельно. Вычисляют их, чаще всего, на госномерах автомобилей. Номера обычно в таких случаях заменяют, снимая их с каких-нибудь арестованных машин. Но при сегодняшней системе связи тот, кого ведут, может без труда «пробить» номер по базе данных. Увидит, что номер автомобиля, который постоянно у него на «хвосте» — это номер совсем другой машины.

То есть, оперативно-поисковое управление ФСБ, все-таки имеет ряд преимуществ по сравнению с другими силовиками. И это относится не только к автомобилям. Не секрет, что чекисты имеют и более совершенную связь.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий